+7 (3452) 68-77-77
08.06.2018

Спектакли из прошлого. ТБДТ

В 2018 году Тюменский Большой драматический театр празднует свое 160-летие. В этот знаменательный год мы хотим побольше рассказать вам о нашем театре, его истории, становлении и развитии. Мы продолжаем рассказывать о развитии театра в Тюмени в 1891-1892 годы.

Главное место в репертуаре труппы Бабош-Королева последних тюменских сезонов занимала переводная и современная мелодрама, которая в то время была вообще популярна в русской провинции. Этот «чувствительный жанр» казался противоядием «развращающей» оперетке. Охотно ставили в провинциальных театрах старую мелодраму А.Дюма «Кин, или Гений и беспутство», пьесы Э. Скриба, И.В. Шпажинского, А.И.Сумбатова-Южина, Вл. Александрова. Все они значились и на афише театра Текутьева.

Мелодрама воспитывала в зрителе чувства добра и справедливости, сострадания, помогала человеку стать настоящим зрителем, учила языку театра и открывала мир сцены, как особый, принципиально условный мир. К тому же в театре А.И.Текутьева ставили не только мелодраму и водевили. Хорошие сборы давали спектакли по шекспировксому «Оттелло». В афише театра были пьесы и В.И.Немировича-Данченко и А.Суворина. В декабре 1892 года один из тюменских рецензентов отмечал, что в местном театре пьесы «современных и хороших наших авторов посещаются очень охотно». Современные пьесы привлекали прежде всего новизной сюжета.

Неудачей сопровождалась наспех осуществленная на сцене текутьевского театра в 1894 году постановка С.Г.Бабош-Королеваым пьесы Л.Н.Толстого «Плоды просвещения». Известный сибирский публицист и историк П.М. Головачев, выпускник Московского университета, который с середины 1893 года жил в Тюмени, считал, что сам выбор пьесы был неудачным. «Нужно только удивляться г-ну Текутьеву, - писал Головачев в своей корреспонденции, опубликованной 6 февраля 1894 года в «Тобольских губернских ведомостях», - который согласился на постановку в его театре пьесы, столь резко расходящейся с его просветительскими настроениями».

Произведение великого писателя, очень популярное в то время на провинциальной сцене, было решено Бабош-Королевым в фарсовом ключе. К тому же (вероятно, из-за малочисленности труппы) из пьесы по воле режиссера исчезло 11 действующих лиц: баронесса, княгиня, стары повар, княжна, дама, барыня без слов, Клинген, кучер, первый и второй выездные лакеи. Появились неизбежные купюры в сценарии. Опущенными оказались также все реплики действующих лиц на французском языке, хотя они по словам, Головачева, придавали пьесе «колорит правды, жизненности». В игре актеров явственно проступал балаганный наигрыш.

Одна из персонажей – Таня – «напоминала скорее субретку из какой-нибудь передовой французской комедии, чем русскую горничную….взвизгивала слишком много и часто». «Впрочем, - заключал рецензент, - эти милые самобытные эффекты достигли цели: вызвали смех у простодушной части публики».

Однако одна неудача не могла перечеркнуть того положительного, что внесла в жизнь города на Туре труппа Бабош-Королева. В целом отношения, сложившиеся между труппой и местным зрителем, были вполне доброжелательными. Некоторые из актеров стали кумирами тюменской публики. «Г-жи Панова и Малинова, Сулебатова, гг. Брагин, Янов, Сухевич и другие доказали, что в глухой провинции могут появляться театральные светила, если не первой, то второй величины» - писал «Сибирский листок».

Находили взаимопонимание друг с другом труппа и владелец театра. Свидетельством тому труппа служит сохранившаяся фотография, на которой С.Г.Бабош-Королев и его актеры запечатлены в сцене из спектакля «Прахом пошло» по пьесе И.Шпажинского. На обороте фотографии золотым тиснением выполнена дарственная надпись: На добрую память уважаемому А.И.Текутьеву». Прощание труппы Бабош-Королева с Текутьевым и тюменским зрителем произошло в 1894 году, после чего С.Г.Бабош-Королев в Тюмени больше не гастролировал. Хотя известно, что он продолжал держать антрепризу. В 1904 году антрепренер попал вместе с женой в дорожную катастрофу, долго болел, потом несколько лет заведовал народными домами в Семипалатинске и Усть-Каменогорске. В 1909 году Бабош-Королевы поступили в Убежище Российского театрального общества, где и умерли (Спиридон Гаврилович – в 1913 году, а Анисья Ивановна – в 1917).

По материалам книги: «Его Высочество Тюменский драматический», авторы - Н.А. Миненко и В.А. Чупин.



Поделиться: